Новости

03.07.2015

КРАСНО-БЕЛЫЕ БРАТЬЯ, ИЛИ ОРЛЫ С «БУРЕВЕСТНИКА»

Братья Орловы. Услышав это фразеологическое единство, вероятно, кто-то подумает о плеяде потомков мятежного стрелецкого полуполковника, возвысившихся при вступлении на престол Екатерины II. Однако поклонники спорта, конечно же, вспомнят других братьев — хоккейных близнецов Игоря и Александра, чья активная карьера на льду продолжалась более четверти века. Они играли во всех дивизионах отечественного хоккея, завоевывали медали и кубки, стабильно входили в число лучших бомбардиров своих клубов.

Их феноменальному взаимопониманию, яркой комбинационной игре аплодировали не только болельщики Советского Союза, но и любители «шайбы» Европы, Азии, Северной Америки. А партнеры и тренеры всегда с теплотой и восторгом отзывались о совместной работе с ними.

Заслуженный тренер СССР Игорь Дмитриев вспоминал: «Когда я приехал в Ижевск, меня приятно удивили братья Орловы. Они в совершенстве освоили и использовали так называемый пас в спину — очень сложный технический прием, когда хоккеист принимает шайбу, не видя партнера, делающего передачу. Этот элемент игры под силу единицам».

Говорит Олимпийский чемпион Илья Бякин: «Играть с ними было приятно. Если я шел вперед и открывался, то всегда был уверен — Орловы это увидят и обязательно отдадут мне точный пас».

Впрочем, хватит цитат, пора дать слово самим сегодняшним героям рубрики «Незабытые имена». Стоит лишь заметить, что братья до сих пор верны своему спортивному девизу: «Двое — как один!». Именно поэтому большинство ответов не разделяются на персональные, а являются общими, данными обоими близнецами разом.

— Ваши пути в хоккее практически тождественны один другому. Вы одновременно меняли командную прописку, вместе играли за сборную. Неужели никогда не было варианта выступать за разные клубы? 
— Поступали такие предложения. В молодые годы звали к себе Челябинск, Киев, Воскресенск. Но мы отказывались. Принципиально было играть именно вместе. Случился, правда, эпизод в середине 90-х, когда один из нас остался в Нижнекамске, а второй подался в Республику Коми, но позже мы опять сошлись в Клину. Когда кто-то из нас не мог выходить на лед по причине травмы или дисквалификации, то второй чувствовал себя на площадке неуютно.

— К слову, о дисквалификациях. Вас не отнести к категории грубых или жестких хоккеистов. Ваш конек — комбинационная игра. Однако по итогам иных сезонов вы оказывались в лидерах не только по набранным результативным баллам, но и по штрафному времени. 

— Это не грубость. Это свойство характера, берущее свое начало еще в детском дворовом хоккее. Обидчику спускать нельзя. Тебя зацепили Александр и Игорь Орловы. Первые шаги (братья крайние справа и слева)— надо ответить. Наверное, излишняя горячность порой шла во вред. Но что поделаешь, хоккея без эмоций не бывает.

Александр: — Во встрече с ЦСКА в запале высказал претензии арбитру Николаю Морозову, тащившему тех за гриву. В итоге большой штраф, а затем отлучение от игры на 10 матчей. Четверть сезона, по сути, смотрел с трибуны. Впрочем, Игорю приговор достался еще суровее.

Игорь: — Играли в Первой лиге за Ярославль. Судья не разобрался в эпизоде и свистнул, хотя шайба еще не была зафиксирована. Она как раз ко мне отскочила, я щелкнул, и так уж получилось, что угодил прямо в рефери. Тот обиделся, хотя я сразу же принес свои извинения и повторил их позже. Но вердикт спортивно-технической комиссии был неумолим: пятнадцатиматчевая дисквалификация. 
Не растерять форму помог Николай Вакуров, дополнительно занимавшийся со мной после тренировок. В «Торпедо», как тогда назывался нынешний «Локомотив», он работал вторым тренером, а когда-то мы выступали с ним в одном звене в Ижевске.

— Болельщики со стажем называют это сочетание «машиной для забивания шайб». 
— Ну, у нас и другие партнеры были что надо. В «Ижстали» Мисхат Фахрутдинов, Сергей Абрамов. В Череповце и Нижнекамске — Геннадий Курдин. В «Спартаке» — Сергей Варнавский и Александр Кожевников. Со всеми хорошо получалось.

— При воспоминании вашего взаимодействия с отцом депутата Государственной Думы и героини телесериала «Универ» перед глазами сразу же встает конец зимы-1982; эпохальное дерби «красно-белых», чьи цвета вы тогда защищали, и перманентного гегемона тех лет — ЦСКА. Многие любители ледовой забавы считают этот матч лучшим в истории советского хоккея. Смотрел поединок по ТВ и, сознаюсь, разделяю означенную точку зрения. 
— Да, знатная получилась рубка. «Спартак» не на шутку конкурировал с армейцами за «золото» сезона. На трибунах собрались 12 тысяч зрителей, в правительственной ложе разместился Леонид Ильич Брежнев. Ко второму перерыву «рвали» «армию» 5:0; четыре шайбы наше звено забросило: две Игорь и еще две Кожева. Причем пятую он Третьяку в меньшинстве вонзил. На третий период подопечные Тихонова вышли, будто озверина приняли. Взвинтили темп. Еще нюанс: мы в три пятерки играли, а они в четыре, так что силенок немного побольше у них оставалось. В общем, начали они разрыв сокращать. Один гол, второй. За пять минут до конца буллит. Дроздецкий реализует. Еще две минуты — Бабинов делает 5:4. У нас одно за другим два удаления, ЦСКА выпускает шестого полевого, устраивает навал, на лед падает голкипер Дмитрий Сапрыкин, и за 19 секунд до сирены каучуковый диск от конька Ларионова взмывает вверх,Братья Орловырикошетит от нашего защитника и, как могло показаться, влетает в ворота. Арбитр встречи Валентин Козин жестом показывает взятие, зажигается красная лампочка. Но в этот момент Димка вскакивает на ноги и все видят, что шайба у него в руке. Только не в той, где ловушка, а в той, которой он держит клюшку. После этой игры мы сравнялись с армейцами по очкам.

— К этому же сезону, 1981/82, относится и другое яркое событие. Во встрече «Спартака» с «Крыльями Советов» Александр Орлов установил рекорд отечественного хоккея по количеству голевых передач за одну игру. Планка, установленная 33 года назад не побита никем до сих пор, хотя критерии фиксации результативных ассистов за истекшее время существенно упростились. 
— «Крылья» — амбициозная команда, но удача была на нашей стороне. Выиграли 12:1. Благодаря партнерам записал на свой счет 6 результативных передач. Трижды отличился Игорь, еще три гола на счету Сергея Варнавского.

— Конец 70-х — первую половину 80-х, наверное, справедливо будет назвать периодом вашего расцвета. — Вы заслужили приглашение в сборную, много забивали и удачно ассистировали, регулярно брали медали. Но ведь всего этого могло не быть: полтора года вы провели, не видя льда, не трогая клюшку. 
— Призвали в армию. Попали в Елань, в элитную часть. Но мы-то хотели в хоккей играть! Тренер «Ижстали» Евгений Флейшер по-свойски сумел договориться с рулевым свердловского СКА Владимиром Альфером, имевшим огромный вес в Уральском военном округе, чтоб нас направили в Ижевск. Вернулись в домой, играем. А тут на один из матчей в ложу пришли большие «шишки» из военкомата. Смотрят: Орловы на льду. — «Да как же так, мы их в армию призвали, а они здесь в гражданской команде катаются. Непорядок!» И все, поехали мы в часть. О спорте пришлось забыть. Конечно, жаль потерянного времени. Но может оно и к лучшему? Изголодались по «шайбе».

— И все же, несмотря на столь длительный простой, ваша мечта быть в хоккее осуществилась. Вы многие годы оставались верны спорту. А что спорт дал вам? 
— Очень многое. Во-первых, осуществление этой самой мечты. Ведь мы с детства грезили хоккеем, с пяти лет катались на коньках, все свободное время проводили на улице или на стадионе. У нашего земляка, известного шансонье Сергея Наговицына есть песня: 
Зашнурую конек. 
Затушу огонек. 
Раздувал ветерок 
Свитерок. 
Динамовский каток… 
Давай, катись, браток!
 
Будто про нас написано. Только каток рядом с домом был не динамовский, а студенческий, общества «Буревестник». В 12 лет с дворовой командой «Италмас» участвовали в финале «Золотой шайбы» в Москве. Когда совсем юнцами получили приглашение в «Ижсталь» из родного города, вцепились в этот шанс; и даже полтора года армейской службыНаграждение. На переднем плане - Борис Кулагинне охладили наш пыл. Благодаря хоккею увидели мир. Для советских людей выезд зарубеж был сродни чуду, а мы побывали во многих странах — от Канады и США до Японии и Китая, объехали пол-Европы: Швейцария, Германия, Польша, Чехословакия, Финляндия. Ледовая игра подарила нам верных друзей, а Александру — жену. Ведь когда мы перешли в московский «Спартак», его супругой стала Нина, дочь Бориса Кулагина.

— Борис Кулагин — одна из самых значительных фигур в созвездье выдающихся хоккейных наставников нашей страны. Но фигура совершенно недооцененная и сегодня абсолютно незаслуженно отодвинутая в тень. Каким он был тренером и человеком? 
— Первое слово, какое подходит для характеристики, это Педагог. Именно с большой буквы. Настоящий Макаренко. При всей твердости характера в нем не было деспотичности, свойственной, скажем, Тарасову, многолетним сподвижником и помощником которого Борис Павлович являлся и в ЦСКА, и в сборной. Кулагин понимал душу игроков. Его мудрость, рассудительность не раз помогали многим известным спортсменам. Саше Кожевникову он вправил мозги, когда у того по молодости немножко голова не в ту сторону стала работать; чуть не покатился по наклонной, а в итоге стал двукратным олимпийским чемпионом. Выручил Бориса Александрова, сохранил его для хоккея. Что говорить, если даже Валерий Харламов подарил Кулагину свое фото с надписью «Моему первооткрывателю».

— Вашему тестю довелось выступать в знаменитой команде ВВС, созданной сыном Иосифа Сталина. 
— Да, причем играл он и в футбол, и в русский, и в канадский хоккей. В 1949 году принял предложение перейти в Челябинск, и благодаря этому не попал на борт Ли-2, который разбился почти со всей «сталинской» командой на подлете к аэропорту Кольцово.

— Борис Кулагин едва ли не единственный тренер, которому довелось выигрывать Чемпионат СССР с двумя разными командами. 
— Справедливости ради стоит отметить, что золото Союза в 1971 получал все же Анатолий Тарасов, вернувшийся походу сезона на мостик ЦСКА с поста Главного тренера Вооруженных сил. А вот первое место «Крыльев Советов» — это уже заслуга Бориса Павловича. Также как Кубок европейских чемпионов — главный приз клубного хоккея Старого Света, завоеванный с армейцами, и Олимпийский титул советской сборной на Белых играх в 1976 году.

— В составе сборной клубов СССР вам довелось играть против олимпийских дружин США и Канады. Чем запомнились эти противостояния? 

— Турне по Северной Америке в декабре 1979 года — одно из первых наших путешествий. Попасть из провинциального клуба, только что дебютировавшего в Элите, на карандаш тренерам сборной было волнительно и почетно. Кроме советской команды в Лейк-Плэсиде — столице предстоящих XIII Зимних игр — собрались олимпийские составы Канады, США и вторые сборные Чехословакии и Швеции. Из Москвы добирались до Вашингтона. Перед вылетом нас экипировали: шапки, шубы; приземляемся в американской столице — а там тепло, народ в пиджаках ходит. Впервые увидели здесь фотоаппарат для мгновенной съемки «Polaroid». Запечатлелись на фоне аэропорта. Лейк-Плэсид оказался небольшой деревушкой на берегу сказочно красивого озера. Плавают утки, гуляют люди. Домики. Пастораль. 
В первом же поединке встретились с канадцами. Эти ребята стоять на месте не дают. Чуть затормозил или голову опустил — считай, ты на льду. Чуть замешкался — лови силовой прием. Ну, да и советский хоккеист не лыком шит. Саша открыл счет в начале матча, а в третьем периоде мы с ним записали по передаче. Итог — 5:1.После турнира сборных отправились на серию игр с ведущими клубами АХЛ. Для японского справочника
Впечатлили тамошние зрители. Выходишь на раскатку перед игрой, а уже полстадиона народу. Кричат, ногами в железный пол барабанят. В Союзе так не «болели». 
А вот второй такой вояж, зимой 1983/84, мог стоить нам очень дорого. Советская команда, перелетая из одного канадского города в другой, за 16 дней провела 10 рандеву с олимпийцами страны кленового листа. География была широкой: Квебек, Монреаль, Виннипег, Эдмонтон, Ванкувер… В Оттаве одному из нас противник ударил клюшкой по голове, сшиб шлем. Но второй тут же ринулся на защиту близнеца, скинул перчатки и бросил вызов всей канадской скамейке. 
Серию эту мы выиграли, одержав семь побед при двух поражениях и одной ничьей. Однако 7 января 1984 едва не стало черной датой в истории нашего дуэта. В третьем периоде игры в Галифаксе Александр забил гол, ставший победным (6:5), а за 3 секунды до финальной сирены бросился под мощнейший щелчок Дага Лидстера (того самого, что дважды брал Кубок Стэнли, а нынче тренирует «Vancouver Canucks»). Счет остался прежним, но шайба, словно пуля, врезалась в незащищенный доспехами правый бок. Сперва все подумали, что повреждено ребро, но в аэропорту брату стало совсем плохо, он едва говорил, терял сознание. Спас ситуацию канадский спортивный доктор. Он принял оперативное решение, снял Сашу с рейса, здесь же оказал первую помощь и помог в транспортировке в больницу. В те мгновения человеческое участие и быстрые действия людей в белых халатах стали решающими. От точности диагноза и умения врачей зависело многое. Все указывало на серьезное внутреннее кровотечение. По приезде в госпиталь «Виктория Дженерал» незамедлительно была сделана операция и из поврежденного правого легкого откачано 1,6 литра крови (позже — еще почти столько же).

Александр: — Хочу назвать имена тех, кто спасли мне жизнь. Это Дерек МакКеси, первым забивший тревогу, хирург доктор Николсон, доктор Коул, да весь чуткий и внимательный персонал госпиталя. С переводом и общением мне сильно помог корреспондент газеты «Известия» Владимир Михеев. И, конечно же, огромной поддержкой стали многочисленные письма и открытки от простых канадцев. Узнав о случившемся, они старались подбодрить меня, желали скорейшего выздоровления. Один из поклонников спорта прислал собственноручно составленный из газетных и журнальных вырезок альбом, рассказывающий об истории встреч наших хоккейных держав. Эти теплые весточки догоняли меня даже в Москве, куда я вернулся через несколько недель.

— Что представляет собой ледовая забава на американском континенте, понятно. Там это почти религия, спортсмены — идолы. А каким вы увидели хоккей в экзотических Японии и Китае? 
— Сказать, что азиатские соперники сильны, значит, погрешить против истины. Но при своих зрителях, при переполненных трибунах упираются отчаянно. Большое влияние на хоккей Страны восходящего солнца произвела канадская школа игры, а в 1970-х японцы обратились за помощью к советским специалистам. Здесь работали Вячеслав Старшинов, Владимир Шадрин, Валерий Белоусов, Николай Иванович Карпов. 
Что же касается Поднебесной, то, не знаю как сейчас, но во второй половине 80-х там царила весьма специфическая система подготовки кадров. Сборная Китая формировалась из ребят не старше 23 лет. Они не играли за свои клубы, а находились на круглогодичных сборах и принимали участие в международных турнирах и чемпионатах мира в одном из низших дивизионов. После 23 лет хоккеист заканчивает спортивную карьеру, несмотря на то, что он, может быть, еще полон сил выступать и за клуб, и за сборную КНР. И еще любопытный факт: женатых спортсменов в сборную не включали, а сами хоккеисты находились на полном государственном обеспечении.

— А нехоккейных впечатлений от азиатских путешествий много? 
— Как говорится, вагон и маленькая тележка. В Токио будто в другой мир попали. Техника, люди, транспорт. Все продумано, очень технологично. Играли во дворце, который использовался и в качестве плавательного бассейна. Лед заливался как бы сверху. А внизу пустота. От этого звук подпрыгивающей шайбы или от ударов клюшкой очень гулкий. 
В Харбине мощный эффект произвела экскурсия на завод лекарственных препаратов, изготовляемых из натурального сырья. Все люди там работают — в прямом смысле — под стеклянным колпаком, благодаря чему сохраняетсяВ атаке братья Орловыисключительная стерильность и точность в дозировках. Прошлись по Великой Китайской стене. Первыми из наших спортсменов посетили уникальные исторические подземелья, видели захоронения императора династии Мин.

— Не секрет, что в годы застоя и перестройки большинство советских граждан, кому посчастливилось, старались провезти через границу различные товары не только для личного пользования, но и на продажу. Случались у вас такие эпизоды? 
— Не без этого. Везли тряпки всякие, джинсы, магнитофоны. Кстати, не только оттуда, но и туда. В Америку — полные карманы металлических рублей; затем меняли на доллары один к одному. В Финляндию — пластинки Юрия Антонова; их там с руками отрывали. С Суоми забавный эпизод связан в период выступлений за Череповец. У финнов с алкоголем напряженно было, мы их в поездках понемногу снабжали. И вот как-то играли там турнир, потом возвращались домой, и через неделю — обратно. Это ж всякий раз таможенный и пограничный контроль дважды проходить, на каждой стороне. Чтоб оставшуюся водку с собой не таскать, с одноклубником Игорем Петровым прикопали ее в сугробе близ границы. Через неделю возвращаемся — товар на месте.

— В пору вашей хоккейной карьеры особым шиком среди спортсменов считалось отпустить усы. Уместно назвать рижского громилу Хатулева, казахстанского самородка Игоря Кузнецова, пензенского голкипера Шундрова. В национальной сборной было создано целое звено усачей — Балдерис-Жлуктов-Капустин. Среди ваших партнеров сразу приходят на ум Чукин, Сибирко, Горбачев, Ушаков, Дорощенко, Голошумов. Вас тоже не минуло сие поветрие? 
— Не скажу, что с нашей стороны это делалось в угоду моде. Скорее, для того, чтоб болельщикам и специалистам было проще различать. Сперва Саша носил усы, а когда он их сбрил — отрастил я.

— А что, частенько путали? 
— Случалось. Особенно на заре спортивной юности, когда оба безусыми ходили. Приоткрою небольшую тайну, лет в 17 бывало даже, что один из нас выходил на лед вместо другого. — В заявке на матч я, а играет брат. Или наоборот. И никто не мог догадаться. Нас даже собственный тренер путал.

— Немудрено. На площадке различить вас непросто. Сходное катание, владение клюшкой, игровые манеры, приемы. 
— Не сказал бы. Все же один — центральный нападающий, второй — крайний форвард. Это немного разные амплуа. Хотя, конечно, выучка у нас одна. И чувствовали друг друга, даже не глядя. Хороший пас доставлял удовольствие не меньше, чем точный бросок. Это с детства в крови: «Видишь партнера — не жадничай». — Прописные истины отечественного хоккея, который, надеюсь, еще вернет себе былое величие.

— Что для этого требуется, по вашему мнению? 
— Нужны мальчишки, жадные до игры. Сорвиголовы и задиры. Не те, кого папа возит на тренировку и с тренировки, покупает лучшую форму, оплачивает «подкатки». Не те, кто в раздевалке за 15 минут до игры копается в своем планшете. А те, кто видит в хоккее шанс пробиться. Уровень жизни в России заметно вырос. Конечно, это хорошо. Но хоккею не хватает «голодных».

— Не понижать же искусственно благосостояние граждан. 
— Разумеется, нет. Нужно просто обратить взор на массовый хоккей, вернуть «коробки» во дворы, поднять престиж профессии детского тренера. И результат непременно придет. Количество обязательно перейдет в качество, таков Закон диалектики.

Братья Орловы. Наши дни

Автор: Михаил Юрьев


Возврат к списку

Зал славы «Спартака»

Энциклопедия «Спартака»




© Информационное агентство «Фотоагентство История Спартака (Photo Agency Spartak History)»
Свидетельство о регистрации ИА № ФС 77 - 66920 от 22.08.2016, учредитель ООО «БТВ-Инфо»
16+
  Rambler's Top100   Рейтинг@Mail.ru
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.spartak-history.ru, являются объектом исключительных прав, в том числе зарегистрированный товарный знак «Спартак», и охраняются в соответствии с законодательством РФ. Размещение и/или использование товарного знака «Спартак» без согласования с МФСО «Спартак» рассматриваются как нарушение прав собственности в соответствии с действующим законодательством. Использование иных материалов и новостей с сайта и сателлитных проектов допускается только при наличии прямой ссылки на сайт www.spartak-history.ru. При использовании материалов сайта ссылка на www.spartak-history.ru обязательна.